После смерти близкого человека его родственники оказываются буквально атакованными ритуальщиками. В квартире, где случилось горе, похоронщики оказываются в считаные минуты после звонка в скорую или полицию. Пользуясь тем, что родственники умершего находятся в шоке, их умело обрабатывают, заставляя подписать договор. По нему людям приходится выложить за погребение по 130–150 тысяч, хотя на самом деле за эту же услугу можно заплатить 35–50.

Мы расскажем схему работы черных похоронщиков и объясним, как не стать их жертвой.

Звонки от «полиции» и «дежурного морга»

В конце марта жертвой черных похоронщиков едва не стала журналист E1.RU Надежда Касьянова. После смерти тети она начала звонить в скорую и полицию, чтобы зарегистрировать смерть.

— В 12:47 я позвонила по номеру 103, там зарегистрировали вызов и сказали ждать дежурного врача. Сразу после этого я позвонила в полицию, 102. Там сказали, что оперуполномоченный будет в течение дня, а еще — что он будет в форме и с удостоверением, — вспоминает Надежда.

Буквально через две минуты после звонка в полицию ей перезвонили со скрытого номера.

— Человек представился оперуполномоченным, сказал, сейчас мне начнут звонить похоронщики и представляться полицией. Нужно собраться с силами и всех «отшивать». Еще сказал, что через пару минут мне позвонит, а затем приедет дежурный морга, который осмотрит тело на наличие криминальных следов. Затем он продиктовал его (дежурного морга) номер и назвал его ФИО — Мерзляков Александр Александрович, — вспоминает Надежда.

«Дежурный морга» перезвонил ей сразу после «оперативника».

— Сказал ждать его дома. Пока я разговаривала, мне параллельно звонили другие неизвестные номера, некоторые также не определялись. Думаю, это были ритуальщики, — заключила Надежда.

Надежда решила позвонить ритуальному агенту, с которым ранее договаривалась. Он сказал девушке, что на самом деле ей звонили похоронщики из фирмы ИП Уткин на проспекте Ленина, 5 — там и работает Мерзляков.

После этого Надежда позвонила «сотруднику морга», который к ней ехал, и сказала, что «пробила» его. Похоронщик отпираться не стал и поинтересовался, не нужны ли ей их услуги, а услышав, что Надежда решила работать с другим ритуальным агентством, попрощался.

После этого еще несколько раз звонили похоронщики из других фирм. Все закончилось ближе к 15:00, когда пришел дежурный врач, а за ним — полицейский (он был в форме).

О своем опыте общения с похоронщиками Надежда Касьянова написала колонку

Мы также связались с Александром Мерзляковым, представившимся Надежде дежурным морга. После того как он узнал, что с ним говорит журналист, сразу повесил трубку. 

 

«Бригада скорой сунула бумажку с номером ритуальщиков»

Елене повезло меньше. Ее семья все-таки заключила договор с ритуальщиками ИП Уткина. За кремацию умершего отца им пришлось выложить около 150 тысяч рублей (договор на услуги и чеки есть в распоряжении редакции. — Прим. ред.).

Когда отцу Елены стало плохо, ее мать позвонила в скорую, указав возраст пациента и сказав, что у него проблемы с сердцем. К сожалению, врачам скорой спасти мужчину не удалось.

— Со слов мамы, бригада скорой сунула ей бумажку с телефоном, сказали: «Позвоните туда, мы с ними работаем, это государственная контора», — вспоминает Елена.

Убитая горем женщина прислушалась к этому совету и набрала номер. Вскоре в квартире появился ритуальщик ИП Уткина.

Он ловко обработал маму Елены, быстро заключил с ней договор, забрал паспорт покойного и взял 15 тысяч рублей аванса за вывоз тела, которое вскоре забрали. На следующий день женщина пришла в офис агентства на Ленина, 5/1. Там ее обработали и «раскрутили» на дополнительные услуги. Все вылилось в огромную сумму, в несколько раз больше той, какую ей называли сначала. 

Мы позвонили в эту ритуальную службу. Менеджер по имени Людмила заявила, что поговорить с Сергеем Александровичем Уткиным сейчас нельзя. Она подтвердила, что сотрудник по имени Александр Мерзляков у них работает, но информацию о том, что он при звонке представляется полицейским, категорически отрицала. 

— Откуда вы знаете, что это мы? Это могли быть конкуренты, которые хотят нас подставить, — заявила Людмила. 

Также Людмила сказала, что информация от Елены и Надежды может быть недостоверной. 

Отметим, когда фотограф E1.RU пришел, чтобы сделать несколько наружных фото этого ритуального агентства, оттуда вышли трое мужчин. Угрожая и нецензурно выражаясь, они потребовали от журналиста удалить снимки фасада их здания. 

Как дежурным скорой и полиции платят зарплату за «слив»

Случаи, подобные описанному Еленой, когда определенного ритуальщика советуют полицейские или скорая, действительно бывают. 

— Мы это называем «завести на адрес», — отмечает руководитель одного из ритуальных агентств Екатеринбурга. 

На условиях анонимности он согласился рассказать, как устроен бизнес похоронщиков.

Всего в городе насчитывается около 50 похоронных агентств. Это общее число, куда входят и мелкие игроки. Такие похоронщики какое-то время поработали на крупную похоронную фирму, поняли принцип работы, обзавелись связями с диспетчерами и зарегистрировали фирму, но в реальности у некоторых из них даже нет офиса. 

Самым крупным игроком на рынке ритуальных услуг считают агентства, входящие в состав так называемых «дондиков» (в начале нулевых в Екатеринбурге существовало ритуальное агентство ИП Дондик, давшее название этому термину) — влиятельный клан похоронщиков, в разное время контролировавших от трети до половины рынка города.

К ритуальщикам, близким к «дондикам», относят несколько крупных похоронных агентств: «Харон», «Ритуал 66», «Ритуал Хэлп» (сейчас называется ООО МУП «Ритуал»). Директором последнего агентства является бывший начальник отдела полиции № 14 Екатеринбурга Сергей Дивичук. 

Еще одним крупным похоронным агентством считают фирму, находящуюся на Белореченской, 10. По этому адресу зарегистрировано несколько ритуальных агентств, много раз менявших юрлица. Их также относят к «дондикам». 

— Многие думают, что информация о скончавшихся идет от врачей скорой, но это не так. Большинство «сливов» идет от диспетчеров скорой и дежурных отделов полиции. «Донды» («дондики». — Прим. ред.) могут позволить себе платить им зарплату по 70–80 тысяч в месяц, независимо от того, есть ли от них информация. Бывает затишье, когда нет «сливов» по три-четыре дня, но если диспетчер проверенный, то зарплату ему все равно будут платить, чтобы он не ушел к конкурентам, — объясняет ритуальщик.

Но чаще диспетчерам платят за заявку. В среднем это сумма от 5 до 7 тысяч за каждый «слив». Иногда бывает, что информация об одном и том же трупе поступает в одну фирму и от полиции, и от скорой. Тогда похоронщикам приходится платить и тем и другим, так как в их бизнесе источники — самое ценное.

Сейчас, по словам нашего собеседника, «дондики» начали выходить на похоронный рынок Первоуральска, для этого у них имеется хороший административный ресурс. 

ИП Уткин считается довольно крупной фирмой, а методы его работы схожи с методами «дондиков». 

— Они (ИП Уткин) часто представляются муниципальной похоронной службой ЕМУП «Комбинат специализированного обслуживания», которая находится на Радищева, 16. Якобы они муниципалы, родственникам они говорят: «На Радищева здание старое, протекла крыша, пойдемте в наш новый офис на Ленина», — отмечает ритуальщик.